Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Кровавое воскресенье 9 января 1905 годаКак то быстро забылось, что толчком, ставшим основной причиной первой русской революции 1905 года явился расстрел 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге императорскими войсками мирной демонстрации рабочих, возглавляемой  священником Георгием Гапоном, названный впоследствии кровавым воскресеньем.  В этой акции по распоряжению «демократичных» властей было расстреляно 96 и ранено  333 безоружных демонстранта, из которых затем умерло ещё 34 человека. Цифры позаимствованы из доклада директора Департамента полиции А. А. Лопухина министру внутренних дел А. Г. Булыгину о событиях того дня.

Когда произошел расстрел мирной демонстрации рабочих, Ленин был в эмиграции, социал-демократы вообще никак не влияли ни на ход, ни на результат происшедшего. Впоследствии коммунистическая история объявила Георгия Гапона провокатором и злодеем, хотя воспоминания современников и документы самого попа Гапона говорят о том, что в его поступках не было предательского или провокаторского умысла. Видно, не так сладко и богато жилось на Руси, если даже священники начали возглавлять революционные кружки и движения.

К тому же сам отец Георгий, движимый вначале добрыми чувствами, в дальнейшем, возгордился и возомнил себя неким мессией, возмечтал стать мужицким царем.

Конфликт, как часто это бывает, начался с банальности. В декабре 1904 года с Путиловского завода были уволены 4 рабочих – членов Гапоновского «Собрания русских фабрично-заводских рабочих». При этом мастер заявил уволенным: «Идите в своё „Собрание“, оно вас поддержит и прокормит».  Рабочие последовали оскорбительному «совету» мастера и обратились к Гапону. Проведенное по поручению отца Георгия расследование показало, что трое из четверых были уволены несправедливо и незаконно, а сам мастер относился предвзято по отношению к членам гапоновской организации.

Гапон вполне справедливо усмотрел в поступке мастера вызов, брошенный Собранию со стороны администрации завода. И если организация не защитит своих членов, она тем самым уронит авторитет среди членов собрания и других рабочих.

3 января началась забастовка Путиловского завода, которая постепенно охватила другие предприятия Санкт-Петербурга. В забастовке участвовали:

  • С трубочного завода Военного ведомства на Васильевском острове — 6 тысяч рабочих,
  • С Невского механического и судостроительного заводов — также 6 тысяч рабочих,
  • С Франко-русский завода, Невской ниточной, и Невской бумагопрядильной мануфактур оставили работу по 2 тысячи рабочих,

Всего в забастовке участвовало более 120 предприятий общей численностью около 88 тысяч человек. Массовые забастовки тоже со своей стороны послужили причиной столь нелояльного отношения к шествию рабочих.

5 января Гапон вынес предложение обратиться к царю за помощью. В последующие дни он составил текст обращения, включавший экономические и несколько политических требований, основным из них был вовлечение народных представителей в учредительное собрание. На воскресенье 9 января был назначен крестный ход к царю.

Большевики пытались воспользоваться сложившейся ситуацией и вовлечь рабочих в революционное движение. В отделы гапоновского Собрания приходили студенты и агитаторы, разбрасывали листовки, пытались выступать с речами, однако рабочие массы шли за Гапоном, и не хотели слушать социал-демократов. По признанию одного из большевиков, Д.Д. Гиммера Гапон дал мат социал-демократам.

Коммунистическая история много лет умалчивала об одном событии, казусном , однако повлиявшем на последующий итог воскресного дня. Возможно, посчитали его незначительным или, что вероятнее всего, замалчивание этого факта¸ позволяло выставить царское правительство кровожадными монстрами. Шестого января состоялось на Неве Крещенское водосвятие. В мероприятии принимал участие сам Николай 2. Одно из артиллерийских орудий выстрелило в сторону царской палатки. Это орудие, предназначавшееся для учебных стрельбищ, оказалось заряженным боевым снарядом, разорвавшимся почти рядом с палаткой. Оно произвело ряд других повреждений. Были выбиты 4 стекла во дворце и ранен городовой,  по случайному совпадению  — однофамилец императора.

Потом, в ходе расследования выяснилось, что выстрел этот был случайным, произведенным по чьей-то халатности и недосмотру. Однако он не на шутку напугал царя, и тот спешно уехал в Царское село. Все были убеждены, что была совершена попытка теракта.

Отец Георгий предполагал возможность столкновений демонстрантов с полицией, и, желая избежать их, написал 2 письма: царю и министру внутренних дел П. Д. Святополк-Мирскому.

В письме к Его Императорскому Величеству отец Георгий писал:

Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Священник призывал Николая 2 выйти к народу «с мужественным сердцем», извещал, что рабочие гарантируют его безопасность «ценой своей собственной жизни».

В своей книге Гапон вспоминал, с каким трудом у него получилось убедить лидеров рабочих дать императору эту гарантию: рабочие полагали, что если с царём что-то произойдет, они будут обязаны расстаться с жизнью. Письмо было доставлено в Зимний дворец, однако неизвестно, было ли оно передано царю. В письме к Святополк-Мирскому, составленном в таких же примерно словах, священник просил министра немедленно сообщить царю о готовящемся мероприятии и ознакомить того с петицией рабочих. Известно, что министр получил письмо и вечером 8 января возил его вместе с петицией в Царское Село. Однако никакого ответа от царя и его министра получено не было.

Обращаясь к рабочим, Гапон говорил: «Пойдём, братцы, убедимся, действительно ли русский царь любит свой народ, как говорят. Если даст все свободы, значит, любит, а если нет — то это ложь, и тогда мы можем поступить с ним, как наша совесть подскажет…»

Утром 9-го января рабочие в праздничных одеждах собирались на окраинах, чтобы колоннами двинуться к дворцовой площади. Люди были настроены мирно, вышли с иконами, портретами царя и хоругвями. В колоннах были женщины. В шествии приняло участие 140 тысяч человек.

Не только рабочие готовились к крестному ходу, но и царское правительство. К Петербургу были стянуты войска и полицейские подразделения. Город был поделен на 8 частей. На подавление народных волнений было вовлечено 40 тысяч военных и полицейских. Началось кровавое воскресенье.

Итоги дня

В этот тяжелый день орудийные залпы прогремели на Шлиссельбургском тракте, у Нарвских ворот, на 4-й линии и Малом проспекте Васильевского острова, рядом с Троицким мостом и в других частях города. По сведениям военных рапортов и полицейских докладов, стрельбу применяли там, где рабочие отказывались разойтись. Военные давали сначала предупредительный залп в воздух, и когда толпа приближалась ближе заданного расстояния, открывали огонь на поражение. В этот день погибли 2 полицейских, из военных — ни одного. Гапон был уведен с площади эсером Руттенбергом (тем самым, на которого впоследствии будет возложена ответственность за смерть Гапона) на квартиру Максима Горького.

Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Количество убитых и раненых в разных сводках, и документах разнится.

Источники информации Убитые Раненые
Официальные правительственные сведения, сообщенные 10 января 76 233
Последующее уточнение 96 333, из них умерли 34 человека
Опубликованный в газетах список погибших включал 119 фамилий и 11 неопознанных трупов
В статье Ленина со ссылкой на зарубежные источники 4600 убитых и раненых
Британское агентство «Лаффан» 2000 5000

Не все родственники нашли тела своих родных в больницах, что дало основание для слухов о том, что полиция занижает сведения о погибших, которых захоронили тайно в общих могилах.

Можно предположить, что если бы Николай II оказался бы во дворце, и вышел бы к народу, или выслал бы (на худой конец) доверенное лицо, если бы он выслушал делегатов от народа, то и революции никакой вообще могло не быть. Но царь и его министры предпочли держаться подальше от народа, выставив против него вооруженных до зубов жандармов и солдат. Тем самым, Николай 2 настроил народ против себя и обеспечил карт-бланш большевикам. События кровавого воскресенья принято считать началом революции.

Вот запись из дневника императора:

Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Гапон тяжело перереживал расстрел рабочих. По воспоминаниям одного из очевидцев, он долгое время сидел, глядя в одну точку, нервно сжимал кулак и повторял «Клянусь… Клянусь…». Немного отойдя от шока, он взял бумагу и написал послание рабочим.

Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Как-то мало верится в то, что окажись батюшка в одном подвале с Николаем 2, и будь у него в руках оружие, то он стал бы читать проповеди о христианской любви и всепрощении, после всего случившегося в тот роковой день. Он бы взял в руки это оружие и пристрелил бы царя.

В этот день с обращением к народу и интеллигенции выступил и Горький. Конечным итогом этого кровавого воскресенья явилось начало первой русской революции.

Стачечное движение набирало обороты, бастовали не только фабрики и заводы, но и армия, и флот. Большевики не могли оставаться в стороне, и Ленин в ноябре 1905 года нелегально, по подложному паспорту вернулся в Россию.

После случившегося в кровавое воскресенье 9 января Святополк-Мирский был снят с занимаемой должности и на пост министра внутренних дел был назначен Булыгин. Появилась должность генерал-гу6ернатор Санкт-Петербурга, на которую царь назначил Д.Ф. Трепова.

29 февраля Николаем II была создана комиссия, которая была призвана установить причины недовольства Петербургских рабочих. Было объявлено о неприемлемости политических требований. Однако деятельность комиссии оказалась непродуктивной, поскольку рабочие выдвигали требования, носившие политический характер:

  • Открытость заседаний комиссии,
  • Освобождение арестованных,
  • Свобода печати,
  • Восстановление 11 закрытых гапоновских групп.

Волна забастовок прокатилась по всей России, и затронула национальные окраины.

 

Adblock
detector